Бишумуйжа

Недалеко от кольца 10 трамвая, посреди старинного парка, словно забытый старый улей, стоит небольшое светлое здание с классическим портиком. Жизнь этого уголка сегодня тихая и неспешная, как ход того самого 10 трамвая, а когда-то здесь повсюду, словно пчёлы, сновали рабочие, жужжали заводские машины и кипела рабочая жизнь. И старая усадьбы в классическом стиле всегда была центром этого места.

34811815
Усадьба Бишумуйжа сегодня

Впервые усадьба на этом месте упоминается в конце 18 века. Тогда это была часть имения Малая Юмправмуйжа и носила название Катлакалнс, которое потом «сдвинулось» на его современное место. Всё, что здесь было, это небольшая водяная мельница с прудом, принадлежавшая некому Мёллеру, а позднее у мельницы появилась и небольшая усадебка. Ей управляла семья Шильдер, оттого и появилось первое название этого места: Шильдергоф. О том, каким было это имение в 18 веке, сохранилось очень мало сведений: в основном описания зданий и территории. Известно, что здесь находилось два жилых дома: один для господ с 12 комнатами и один для слуг с двумя. Отмечалось, что все комнаты отапливали, а значит семья владельцев жила здесь постоянно. При усадьбе было и хозяйство: несколько сараев для сена, большие конюшни и каретники, погреба и обширный сад с огородом.

img060

Место усадьбы Бишумуйжа в начале 18 века

В 1786 году на открытом аукционе усадьбу у Шильдеров покупает Карл Фридрих Хюльзен. Он приехал в Ригу из городка Нойгауз на Эльбе всего 14 лет отроду, чтобы стать помощником в одной из торговых фирм города. В Ригу мальчика привело не только желание работать, но и семейные связи – здесь уже жили и работали его дяди адвокат Антон Кристиан Мютель и известный музыкант, композитор и органист Иоганн Готтфрид Мютель, ученик самого Иоганна Себастьяна Баха. Молодой Карл Хюльзен, однако, старается проявить себя и со временем организует своё дело. Его страстью, судя по всему, было садоводство, именно поэтому он и покупает старую усадьбу Шильдеров, чтобы открыть здесь своё садоводство.

20170715_104939
Герб Карла Фридриха Хюльзена

Уже в 1787 году усадьба преображается. Вместе с компаньоном, неким Рибеном, Хюльзен устраивает здесь питомник, где продаются деревья и цветы: каштаны, тополя, сирень, розы, тюльпаны и страстоцветы. В ассортименте были также и плодовые растения, и кустарники. В садоводствах тогда часто содержали пчёл, может быть, именно поэтому и появилось ещё одно название усадьбы: Биненгоф – «пчелиная усадьба». У садоводства был и свой небольшой магазинчик в старом городе, где продавали свежие фрукты и овощи. Дела Карла Фридриха шли хорошо.

Muethel2

Иоганн Готтфрид Мютель

В конце своей жизни дядя садовода, органист Иоганн Готтфрид Мютель, всё чаще уединялся в имении племянника. Работа интересовала его всё меньше, а запросы постоянно росли. Так, например, рижане часто вспоминали, что Мютель, будучи органистом церкви Св. Петра, часто жаловался, что шум телег под окнами храма мешает ему работать. В конце концов, он соглашался выступать только зимой, когда на улице шёл снег и шум повозок стихал. Но и покидать шумную Ригу Мютель не спешил, сохранились сведения, что он несколько раз отказывался от предложений перебраться в какой-нибудь немецкий город. Летние дни Мютель проводил, скорее всего, именно в имении Хюльзена. Здесь он и умер 14 июля 1788 года.

Porträt des Ratsherrn Johann Jacob Brandenburg 1778-1834

Иоганн Якоб Бранденбург

Садоводческая жизнь усадьбы продолжалась вплоть до смерти Карла Фридриха Хюльзена в 1811 году, его дочери продолжать дело отца не пожелали, а вдова решила распродавать имущество: с молотка ушла вся мебель усадьбы и все экипажи садовника, а вот саму усадьбу купил рижский купец Иоганн Якоб Бранденбург. Уроженец Митавы (Елгавы) в чём-то повторил судьбу Хюльзена: он, тоже будучи подростком приехал в Ригу, чтобы начать работать подмастерьем в торговой фирме, сумел себя зарекомендовать и смог со временем стать компаньоном, а потом и владельцем успешного торгового предприятия, но на усадьбу Хюльзена у него были совершенно иные планы.

20170714_112922
Здание первой сахарной мануфактуры И. Бранденбурга

В 1811 году он открывает здесь сахарную мануфактуру, где сладкий порошок производили из импортированного сахарного тростника. Дело быстро идёт в гору и вскоре фабрику приходится расширять и перестраивать и Бранденбург решает изменить всю усадьбу. Он нанимает строительных дел мастера Иоганна Даниэля Готтфрида и тот разрабатывает проект нового здания мануфактуры, а также нового господского дома усадьбы. На дворе 1813 год и в моде стиль ампир. И вот уже на месте стареньких домиков сельского типа появляется настоящая вилла в лучших традициях стиля ампир.

20170714_112918
Бишумуйжа с литографии 1830 года

Существует мнение, что новое здание построили на месте старого или даже просто перестроили старое, но, скорее всего, старые постройки усадьбы были деревянными, а современная усадьба каменная. Строгое, симметрично выстроенное здание украшают лишь классические портики с колоннами ионического ордера, ничего лишнего. Вход со стороны парка акцентирован двумя нишами, в которых выставляли цветы или статуи.

20170714_113842
План внутренних помещений усадьбы Бишумуйжа

Внутри дом был разделён на две половины: частную и общественную: слева от входа находились кабинет и приёмные для посетителей, здесь, скорее всего, находилась контора сахарной мануфактуры. Справа от входа расположились частные помещения семьи Бранденбург: лестница на второй этаж с четырьмя спальнями, большой зал, салон и традиционный для усадеб первой половины 19 века овальный зал с выходом на террасу и в сад. Это помещение было самым роскошным в усадьбе: его стены, отделанные в технике искусственного мрамора, украшены росписью с видами Альп. В цокольном этаже усадьбы расположились подсобные помещения, среди которых выделялась кухня, сплошь отделанная голландской плиткой с различными мотивами.

Processed by: Helicon Filter;  OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вид овального зала усадьбы Бишумуйжа. Фотография первой половины 20 века

Под стать новому зданию был и парк усадьбы. Главным его украшением являлась широкая липовая аллея, которая вела к парадному входу усадьбы, она одна из самых длинных в Пардаугаве. С другой стороны здания находился большой мельничный пруд, в котором насыпали небольшой островок. Местные жители рассказывали, что там во время званых вечеров располагался небольшой оркестр. Среди дорожек парка в английском стиле располагались и несколько беседок, одна из которых имела вид небольшой готической капеллы. В общем, традиционный парк своего времени. Не исчезли и теплицы Хюльзена, правда, выращивали здесь теперь только растения для нужд усадьбы

BisumuizasLapene_1920ie_EShmits
Беседка в парке усадьбы Бишумуйжа.

Преобразилась и остальная территория Бишумуйжи: вслед за выполненном в технике фахверк зданием мануфактуры появились новые конюшни и каретник, на вершине близлежащей дюны расположился домик садовника, а в другом углу имения устроили погреб-ледник. Рассказывают, что, благодаря ему, Иоганн Бранденбург выиграл пари: он поспорил с одним из своих гостей, что на Янов день по Даугаве пойдёт лёд. Гость немало удивился, но пари, тем не менее, заключил. Он не знал, что хитрый предприниматель ещё с зимы заготовил в своём леднике лёд и в Янову ночь просто приказал своим работникам вынести его на реку и спустить по течению. Так что, когда Бранденбург с гостями вышел к Даугаве, на их глазах по Даугаве плыли куски льда. Сумма выигранного им пари, увы, не сохранилась.

bisumuizasaleja13dec049vy
Аллея в парке усадьбы

В 1825 году Иоганн Якоб Бранденбург становится рижским ратманом и начинается его политическая карьера. Позднее его назначат майором городской гвардии, а за заслуги перед отечеством он будет удостоен ордена Св. Анны второй степени. Все свои должности Бранденбург занимал практически до самой своей смерти в 1834 году. Только за год до смерти ратман попросил отставку и занялся семьёй и здоровьем. Его жена оставила ему только одного сына – главного наследника, но на попечении у фабриканта была ещё и большая семья его сестры. Бранденбург заботился не только о своей семье, но и о работниках своих предприятий. Так, по его распоряжению в Бишумуйже открылась школа для детей работников всех, находящихся там предприятий. А таковых становилось всё больше и больше.

multimediaCA7LY5IRШкола, основанная И. Бранденбургом в Бишумуйже

Сахарная фабрика перешла в руки наследников Бранденбурга: сначала его сына Якова, а позднее и внука Пауля Бранденбурга. Поначалу на фабрике работали всего 13 человек. Владельцы пытались модернизировать свои предприятия: установили новое оборудование, разработали новую методику добычи сахара из крахмала. К тому же они продолжали изготавливать сахар из тростника и при этом продавали побочный продукт производства – ром. За свою продукцию фабрика Бранденбургов получила серебряную медаль на промышленной выставке 1883 года в Риге. Увы, но на этом успех предприятия и закончился. Дело в том, что к тому времени уже изобрели более дешёвый способ добычи сахара из свекловицы, и расположенные на юге России фабрики «свекольного сахара» вскоре окончательно вытеснили рижские сахарные производства.

image
Бумажная фабрика Кноппа в начале 20 века.

Зато появились другие предприятия: принадлежавшие всё тем же Бранденбургам ленточная фабрика и масляная мельница, бумажная фабрика Кноппа, одна из последних в Риге ветряных мельниц, химическое производство Лангензиппена. Район быстро превращался из идиллических окраин с маленькими домиками, полями и лугами в рабочую окраину быстро растущего города. Не удивительно, что сарая усадьба Бранденбургов уже не была столь привлекательна, и жужжание пчёл в тихом саду сменилось на гул работающих предприятий.

img062
Пруд в усадьбе Бишумуйжа. На заднем плане одна из последних ветряных мельниц в Риге.

В 1893 году усадьбу у Бранденбургов приобрёл Рижский биржевой банк. К тому времени парк и само здание постепенно стали приходить в упадок, зато сюда стали приезжали погулять жители рижского центра. Летом вокруг старого пруда можно было прекрасно отдохнуть под сенью старинных деревьев, а зимой на пруду устраивали каток. Сначала в Бишумуйжу ходил омнибус, затем сюда проложили трамвайную лини, а затем и оборудовали остановку речного парохода.

Kueche
Вид кухни усадьбы Бишумуйжа. Фотография первой половины 20 века

В начале 20 века старый дом усадьбе перешёл в руки семьи Хебенштрайт. Осенью неспокойного 1905 года в Бишумуйже разыгралась настоящая трагедия, в то время в усадьбе постоянно жила только 60-летняя Корнелия Юлиане Хебенштрайт. Вот, как описывают события очевидцы: «Во вторник, в половине 12 ночи, ко мне прибежала горничная моей соседки и сообщила, что на их дом напали. Пока я одевался, со стороны усадьбы послышались выстрелы. Вместе с ночным сторожем мы подошли к усадьбе и увидели, что входная дверь взломана. Когда мы зашли внутрь, то во второй комнате нашли госпожу Хебенштрайт мёртвой на полу. Судя по всему, она выскочила из своей кровати и в руке сжимала свой револьвер, собираясь, по-видимому, дать отпор грабителям. Повсюду была кровь, в теле было шесть огнестрельных ранений, а затылок был размозжён ударом топора. Вся мебель, в которой можно было бы спрятать деньги, была разломана и валялась на полу, но воры, скорее всего, ничего не нашли, поскольку покойница из принципа никогда не хранила наличные в доме. Я тут же позвонил в полицию и врачу, которые прибыли через час, но сделать уже ничего не удалось». Преступление так и осталось нераскрытым.

img061
Центр Бишумуйжи в начале 20 века

Этой трагедией и закончилась жизнь усадьбы Бишумуйжа. Наследники Хебенштрайтов в доме почти не жили, а пытались его сдавать, но дурная слава, скорее всего, отпугивала потенциальных арендаторов. После событий Первой мировой войны в здании больше никто не жил, участок принадлежал некоему Янису Трейдманису, он планировал превратить усадьбу и старые корпуса бумажной фабрики Кноппа в новое, современное предприятие по производству бумаги, но из этой затеи ничего не вышло, и он поспешил избавиться от усадьбы. Замерла жизнь и вокруг усадьбы: старые фабрики были разрушены и не восстанавливались, только спичечная фабрика «Вулкан» продолжала свою работу. Теперь это снова была тихая рабочая окраина города.

Papirfabrika
Проект новой бумажной фабрики Бишумуйжа. Архитектор Трейберг

В 1928 году здание получило статус архитектурного памятника, и предполагалась его реконструкция, но она так и не началась, а новым владельцем здания стал жилищный кооператив «Мой дом» (Mans nams) и здесь расположилась контора кооператива. Изначально планы у руководителей жилищной конторы были грандиозные: всю территорию старой усадьбы предполагалось парцеллировать и отдать под частную застройку, а само здание усадьбы превратить в многоквартирный дом, но решение о присвоении статуса архитектурного памятника перечеркнуло все эти планы. Жилищный кооператив не раз обращался с прошением о снятии с усадьбы неудобного статуса, но безрезультатно.

20170714_114657
Дворец усадьбы Бишумуйжа в 1943 году

Не изменилась ситуация и после Второй мировой войны. Вся территория усадьбы перешла к стекольному предприятию, но что-либо менять здесь не разрешал статус архитектурного памятника. Здание нельзя было перестраивать, на территории было запрещено вырубать деревья и возводить здания. В 1970 году здание осмотрела комиссия по охране и пришла к выводу, что усадьбу надо спасать: портики в ужасном состоянии, каменные лестницы пришли в негодность, а внутренние помещения, приспособленные под жильё и административные нужды, потеряли все исторические элементы. Комиссия постановила: памятник архитектуры отремонтировать и использовать только в административных целях и ликвидировать находящееся там общежитие, которое можно перенести в бывший домик садовника. На том и порешили.

20170714_113051

Дом садовника усадьбы Бишумуйжа

Это была последняя реставрация усадьбы. После восстановления независимости у усадьбы появились новые хозяева. Здесь одно время работала ветеринарная клиника, появились идеи по реконструкции памятника и парка, но всё снова и снова упиралось в статус усадьбы, не позволяющий что-либо кардинально менять. Новые хозяева хотели вырубить часть деревьев заросшего парка, почистить место заросшего пруда, но разрешение на это так и не получили. Усадьба и парк – памятник архитектуры, а значит сначала нужно провести исследования, провести инвентаризацию деревьев, означить очертания пруда и сохранить существовавший там остров. Только тогда можно начинать работы. Увы, но на такие исследования у владельцев пока нет средств.

dscf9890bisumuizasdizozols4

Дуб в Бишумуйже

Но надежда всё-таки ещё есть. Территория нынче огорожена и за ней следят. Само здание тоже охраняется и ему, пока, ничего не угрожает. В нём сохранилась изначальная планировка, что делает возможным будущее восстановление интерьеров, в подвале сохранились цилиндрические своды и даже несколько голландских плиток, которыми были выложены стены кухни. Интересен и парк усадьбы, здесь всё ещё зеленеет старинная липовая аллея, самая длинная историческая аллея Пардаугавы, а также стоит один из старинных рижских дубов со стволом более 5 метров в диаметре. Работы ещё много, но начинать её можно будет не на пустом месте.

Bisumuiza (2)
Бишумуйжа сегодня

Хочется надеяться, что в будущем жизнь вновь вернётся в Бишумуйжу! Конечно, у частных хозяев возможностей куда меньше, нежели у города, но зато они способны на куда более интересные проекты! И Бишумуйжа прекрасный тому пример: выросшая из небольшого садоводства усадьба превратилась в роскошную загородную резиденцию богатого патриция и дала имя целому району города. Сегодня здесь ещё царит запустение, но пройдёт время, и её былая роскошь вполне может вернуться. Нужно только, чтобы у неё снова появился такой хозяин, как Иоганн Якоб Бранденбург!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s